Дикие волки

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дикие волки » Поля » Красная степь


Красная степь

Сообщений 211 страница 239 из 239

211

Призрак шла в степь. Она чуяла людей и хотела мести...
оу... А я и не думала, что ты такая... Упорная. Я просто поражаюсь... Но жестокости к обидчикам я не наблюдаю. Призрак в рысанием спросила:
Ты хочешь сказать, что я недостаточно жестока к людям?!
Да - ответил голос - тренируйся!
Годлс затих. Снова слабость и снова тот облик... Небо в тучах и луна не проникает через них. Снова этот ужас: чёрная шерсть с золотистыми светящимися узорами...

0

212

На поле, практически в шаге от призрак была, как ей казалось, сама смерть. Она хмыкнула и спросила:
-А вы кто?

0

213

Акелла сидела на снегу слегка прижав уши к голове. А перед глазами была не реальность, а темнота с большим рыжим субъектом. Волчица с головой ушла в "другой мир". И этот, так называемый "субъект", был настроен отнюдь не дружелюбно, а доже очень наоборот. Кьюби угрожающе рычал, обнажая большой частокол клыков и зубов, внушающих размеров; все девять огненно-рыжих хвостов колебались в воздухе, огромные когти, на мускулистых лапах, бешено бороздили чёрное пространство под лапами, а кроваво-красные глаза, переполненные яростью и злобой, без отрыва смотрят на белоснежную волчицу, что сидит напротив. Акелла сидела без единой эмоции на лице, хотя внимание её зелёных глаз было устремлено на огненно-рыжий "субъект", создавалось такое ощущение, что она смотрит куда-то мимо него, словно сквозь. Вокруг непроглядная темнота и угнетающая тишина. Кьюби вдруг резко и неожиданно делает пару шагов в сторону волчицы, от чего та вздрагивает. Он подходит почти вплотную и медленно наклоняется к уху волчицы. От демона веет замогильным холодом, от чего волчица поёжилась.
"-Это твоё доверие... Что же, теперь на поводке за ней бегать будешь?" - Раздаётся хриплый, скрежещущий голос, где-то в подсознании волчицы.
-Тебе-то какое дело? - Акелла бросает на лиса мрачный взгляд.
"-Я - это ты... Точнее... Мы это - ты, а ты - это мы. Я же должен знать... - Усмехается лис.
-Обойдёшься... - Ещё один мрачный взгляд в сторону лис.
-Если найдём, то поговорим о всём о том, о чём ты хочешь... Если я конечно найду нашего проводника, который куда-то успел уже подеваться... Пойдём по его следам всё же... А то я его увидеть не могу. - В реальность вернул голос Смерти.
Акеллу всю передёрнуло, она резко вскочила на лапы, показывая тем самым полную готовность и решимость. Белоснежная волчица осторожно глянула на Смерть.
-Спасибо. - Сказав это, она смущённо отвела взгляд.

+1

214

призрак стояла в тени, ожидая, когда выйдет луна. Голос снова проснулся:
-Чего же ты скулишь как маленький волчонок? ГОВОРИ ГРОМЧЕ!
Призрак закатила глаза и обратила внимание на белую волчицу. У неё был вид, что кто-то такой же как голос внутри призрак что-то говорит ей. Призрак в два прыжка оказалась около неё.
Здравствуй - поздоровалась она
[[/b]

0

215

Смерть на благодарность волчицы только улыбнулась, лубки не видно было, но ощущение было. Женщина поплыла по следам пропавшего "проводника", намереваясь найти его. Медленно показавшись на вершине небольшого пригорка, Смерть поглядела вниз, и почти было охнула, но сдержалась. Внизу, недалеко от чёрной воронки видимо оставленной взрывом, лежал Сайрус. Он не скулил, не двигался, вообще не подавал признаков жизни...Всё же, жизнь со Смертью дала повод не чувствовать боль физическую, научила терпеть, быть стойким. Сайрус не из тех кто умрёт быстро, кто убежит с поля боя и не тот кто поддастся страху. Можно сказать он идеальный волк, без какого либо отрицательной черты характера. Но всё же, есть в нём тяга к одиночеству, некоторая настороженность к новым знакомым. Так что, по сути он идеальный одиночка имеющий себя защитить.
Но, речь не об этом, речь о том что Сайрус несмотря на смертельную рану, всё еще жив...Но мысли его, всё еще мечутся в различных направлениях. И всё это перерастает в своеобразную и однообразную, бредовую кашу которую невозможно понять. Невозможно изучить, и невозможно согнать просто так...
Смерть тут же оказалась возле волка, она стала осматривать раненого живого мертвеца, ибо никак иначе нельзя назвать состояние того, что Сайрус жив, не смотря на смертельную рану на животе. Женщина тут же погладила волка по шерсти, попыталась успокоить...Но смятение в мыслях у волка не проходило...Тогда, Смерть провела тот же ритуал что и с раненными волками ранее, и Сайрус был как новенький...Но как бы убрать смятение? Ах! Есть идея! Смерть приподняла морду волка, и с силой ударила в неё костлявым кулаком... И ведь....Подействовало! Чёрный отошел вроде как от неурядицы в душе и мыслях, взгляд не метался из стороны в сторону, сердце перестало бешено колотится, дыхание выравнилось.
-Ч...Чего ты так долго?...Я еще такой боли...Не ощущал! Продолжительной, жгучей...-Сайрус глядел на женщину злостно, но это ясно почему...Такое пережил, врагу не пожелаешь...
А смерть только улыбнулась, и стала гладить волка по голове, как бы заглаживая вину за то, что задержалась. Но на это была причина, Акелла, за ней нужно всё же присматривать...Чтобы если что, то как-нибудь помочь...И этот дух внутри неё, слишком он беспокойный и злой! Бедняжка из-за него страдает и мучается...Может, изгнать его? Ну, да ладно, будет привал, поговорят они о своём, о накипевшем...

0

216

Акелла незаметно кивнула и медленно пошла за Смертью. Стараясь ступать в точности по следам Сайруса, недавно прошедшего здесь, волчица сливалась со снегом, который уже начал таять. Мокрый, холодный и слегка колючий на ощупь снег хлюпал под лапами белоснежной волчицы, которая шла о чём-то призадумавшись. Из-за всей этой жижи под лапами, становилось как-то не комфортно. Угольно-чёрные подушечки на белых лапах были исцарапаны и поэтому следы были с капельками крови, которая отчётливо виднелась. Белоснежная шерсть слегка колебалась при движении, а чёрная мочка носа старалась уловить всевозможные запахи и найти нужный. Уши волчицы были прижаты к голове, выдавая тем самым её нервозность, а взгляд неоново-зелёных глаз метался из стороны в сторону, стараясь найти чёрного волка, который пропал из поля зрения. Акелла неожиданно остановилась и осмотрелась. В нос ударил новый запах. Точнее этот запах принадлежал волку, но не тому, которого так отчаянно пытались найти глаза белоснежной волчицы.
Ухо волчицы слегка дёрнулось от приглушённого хруста. Акелла повернула белоснежную морду в сторону и попыталась найти источник звука. Волчица нервозно цеплялась взглядом за всё что попадётся, но попадались лишь только голые деревья или же кусты. В один момент зеленоглазая волчица обнаружила источник звука, как оказалось это была волчица... И она очень быстро приближалась. Восприняв её как угрозу, Акелла всем телом повернулась в её сторону и приняла боевую стойку. Естественно рыжий демон внутри неё отреагировал моментально... Даже слишком... Не рассчитав силы, тело Акеллы загорелось огненно-рыжим пламенем. Всё было куда хуже чем раньше... Это уже не то обычное поле, которое волчица могла с лёгкостью подавить, это было уже пламя, силы которого были гораздо сильнее... Тело волчицы горело - было охвачено демоническим огнём. Языки пламени играли с шерстью белоснежной волчицы заставляя ту бешено колыхаться. Помимо белоснежного хвоста, который был тоже охвачен пламенем, языки пламени создавали иллюзию ещё восьми полупрозрачных огненных хвостов, которые яростно танцевали на ветру, переплетаясь друг с другом. Глаза Акеллы вмиг покраснели, а зрачок уменьшился до минимальных размеров. Пламя подстроило тело волчицы под себя. От воздействия огненных языков не укрылись и уши волчицы. Пламя дало двум белым пушистым треугольничкам иллюзию удлинения. А когти, ставшие почти в два раза больше, бороздили землю. Акелла рычала во всю глотку обнажая на показ видоизменённый частокол клыков не естественных размеров.
К тому времени незнакомая волчица уже почти в плотную подбежала к Акелле.
-Здравствуй! - Заговорила незнакомка.
Но эта, так называемая ,"незнакомка" оказалась ближе чем положено. Слишком близко... Когти, на мускулистых лапах, дёрнулись. Акелла одним ударом лапы отбросила незваного гостя на метр от себя. Издав ещё один громкий рык, волчица клацнула клыками, показывая тем самым что настроена отнюдь не дружелюбно.

+1

217

Призрак затормозила свой полет когтями и поллсгула лапой волчицу по морде оставив яркий  кровавый след но... это была не призрак! Голос имеет хоть мелкую но власть над ее телом и голос прошептал:
а я тут думала испробовать тебя на практике... вот!
ты чудовище! из-за тебя пострадала волчица! - вслух гроиогласно сказала Призрак.
если бы не я, ты бы гнила в земле! Кстати, тебе этот облик идет больше!
  Призрак глянула на свою изуродованную шерсть: чернота будто сгущалась а узоры покраснели от злости.
ты - не я! Я не жестока, не на столько. ..

0

218

Бурое пятно отчетливо выделялось на фоне снежного поля. Пусть Крайвен не мог выговорить правильно хотя бы двух-трех слов, но он отлично слышал, и еще задогло до того как увидет волков, учуял их. Он ни стал сворачивать, так как знак, что это нейтральная территория, и свободный проход ему обеспечен. Возможно, там тоже были одиночки, но ему не было до них дела. Край пошел дальше, и начал постепенно проваливатся в снег все глубже и глубже, но только зайдя по живот, он понял, что это воронка. Бурый выбрался из нее, обошел наугад, и продолжил путь. Он увидел в метрах 800 от себя какие то фигуры, а ветер дул в их сторону, получается, он себя обнаруживает. Но идти дальше не хотелось. Если это безопасное место, можно заночивать. И правда, место было чудесное: растилалась гигантская степь, усыпанная снегом, не имеющая почти деревьев. Так что неожиданного нападение можно было не боятся. Вот лишь как добыть тут еду? Все в снегу... Ни одного шороха, не считая завывания ветра.
Он отлично знал окрестности, так что мог пойти и дальше, но опасался, что наткнется на стаю, а уж им он точно не сможет обьяснится... Назовут юродивым,и в клочья... Вообще бурому было туговато путешествовать одному, особенно не имея цели. Но и брать себе спутников он никак ни хотел, боялся что над его немотой будут смеятся. Но кто-кто, а он бы смог ответить на оскробление затрещиной, да такой, долго не забудешь.
Хотя, посудить так, зная окрестности, у волка было все -и еда, и убежище.

0

219

Сайрус зажмурил глаза, и наконец выровнил дыхание полностью. Мотнув головой, он попытался встать, тело подчинилось и волк благополучно встал...Но потом ноги подкосились, и он свалился на то место где ранее лежал. Смерть, пронаблюдав за действиями волка, взмахнула рукой и тот час провела по его загривку. По телу Сайруса прошлись маленькие молнии, которые заставили его шерсть встать дыбом. А его самого, буквально подзарядится, силы неуклонно возвращались...Смерть творит чудеса.
Когда молнии перестали искрится по телу волка, то он напоминал не подстриженную овечку. Весь пушистый такой, даже смешно смотреть на него. Смерть же засмеялась, увидев пушистый ком шерсти на лапках. На что волк посмотрел на неё с крайне злобой, хотелось убить на месте её...Да куда уж...Она же Смерть.
-Аха-ха-хах! Ой...Прости Сайрус...Ахах...Я не знала что шерсть даже на магию так реагирует. - Женщина пыталась подавить приступы смеха, смотря на волка. Который в свою очередь стоял, и буквально пилил "костлявую" взглядом.
-Лучше исправь...Мне не слишком приятно так выглядеть.-Высказал волк, но не пилить взглядом женщину не прекратил.
-Мдам...Совсем у тебя нет чувства юмора...Злой как твоя вторая форма.- Женщина щелкнула пальцами и шерсть волка тут же стала нормальной. То есть приглаженной, а не взъерошенной от электричества.
-Какой есть...-Коротко ответил волк и тут же сорвался с места, потому как повернув голову, увидел наверху рыжее свечение. А единственный кто мог его излучать, это Акелла. А вот когда она его излучает, то ясно одно, она может только сражаться, или очень сильно выходить из себя...
Вылетев словно стрела выпущенная из лука, баргест встал между Акеллой и кем-то еще. Знакомую волчицу он осматривать не стал, так что обезображенная оскалом морда, с огненными глазами, повернулась к неизвестной. Первое, что выдавало в ней волчицу, это запах...Он обычно приятный и легковатый, в то время как у волков он наоборот, более тяжелый и не то чтобы приятный...Ну такой, отталкивающий. Ну это, мнение лично Сайруса...Далее, строение тела, оно меньше чем у самцов и выглядит более элегантно и красиво. Третье, это скорее аспект существ магического происхождения, так как Сайрус отлично видел душу незнакомки. В смысле того, самка она или нет.
Сайрус пока не знал, враг это или нет, но чёрная шерсть и красные узоры как то, пока-что не сильно говорили о том что это дружелюбное создание. Да и сама Акелла выглядела так, буд-то разорвать незнакомку хотела, а лишней крови на сегодняшний день очень уж хватило, так что, Сайрус решил в любом случае разнять двоих. Ну да, бывают у него странные действия...Ну что поделать? Он и сам то, не слишком и по обычному выглядит.

0

220

Акелла стояла выпятив грудь вперёд навстречу холодным потокам ветра. Огонь, который охватил тело белоснежной волчицы, не был особо ощутим на теле, ведь демоническое пламя не могло повредить своего же носителя. От него было жарко... Безумно жарко... Прохладный ветер - это то, что могло хотя бы немного остудить жар от огня. Холодные потоки бились в грудь альбиносу, шевелили шерсть на боках и спине, слегка охлаждая тело. Голова жутко болела и создавалось такое ощущение, что вдоль черепа прошла маленькая трещина, оставляя за собой огромную дыру в виде раскола. Огромные когти на мускулистых лапах, ранее бороздивших землю вперемешку со снегом под собой, сейчас замерли, готовя свою обладательницу к прыжку. Горячие струи крови, стекающие по щеке, обжигали кожу и окрашивали всё на своём пути в красные цвета. Акелла слегка приоткрыла пасть, демонстрируя частокол из смертоносных клыков и зубов, среди которых выглядывал слегка раздвоенный кончик языка.
Белоснежная волчица была уже готова сорваться с места и разорвать на части наглую незнакомку, но неизвестно откуда взявшийся волк с угольно-чёрной шерстью ворвался в пространство между альбиносом и её противником. Акелла бы с лёгкостью растерзала волка, нарушившего её планы, но её останавливало то, что этим волком являлся Сайрус. "Чего ему надо? Зачем он защищает её?" Волчица в недоумении смотрела на баргеста стоявшего перед ней.
-Видишь ли, он объединится с ней и они вдвоём нападут на тебя и попробуют убить, а Смерть, которой ты так сильно доверяешь, им в этом поможет! - Раздался басистый голос девятихвостого лиса.
Акелла зажмурившись, опустила морду. Она совсем не хотела верить в слова Кьюби, но его голос звучал так уверенно и убедительно... Мысли перепутались в голове, завязались в один не распутываемый пучок и отозвались ещё одним накатом боли в затылке. Поёжившись от боли, волчица вскинула голову и с отчаяньем глянула на Сайруса. Огонь охватывающий её тело, полыхнул с новой силой.

0

221

Достаточно осмотрев незнакомку, баргест повернул голову в сторону Акеллы. Два огонька, что служили глазами существу, имели свойство вызывать иллюзию того, что баргест будь-то бы пилил взглядом, а не просто смотрел. Огненная грива и огненный пучок на кончике хвоста, развевались под порывами ветра, что пронизывал своим холод всё живое. Но посланец Смерти не чувствовал холода...Сайрус в таком облике вообще не знал что это такое...Холод.
Баргест стал смотреть волчице в глаза, пытаясь понять...Что произошло здесь, между Акеллой и той незнакомкой. Конечно, было бы лучше спросить, но баргест не стал этого делать, он решил дождаться развития событий. Либо ему придётся разнимать двух разгоряченных дам, либо услышать от кого-то из них объяснения. Первое категорически не хотелось делать, но если дела на то пойдёт, то придётся...Второе же, было бы более лучшим решением данной ситуации.
Смерть же, завидев то, что волк умчался куда-то на гору, при том где-то на подступах уже обратившись в баргеста, последовала за ним. Точнее, она просто щелкнула пальцами, и тут же оказалась неподалёку от волка. И перед ней открылась картина маслом...Баргест стоял меж двух злых волчиц, при том спокойный как лось щипающий травку на тихом лугу. Создавалось впечатление того, что Сайрус сражался с ними...Но ран на волчицах не было, о чём свидетельствовал их не добрый, энергичный настрой, и целые тела. "Костлявая" не стала задавать вопросов, он решил понаблюдать ос стороны. А когда уж всё решится, то и сделать то что она посчитает нужным. А нужным наверняка как она полагала, будет лечение ран двух волчиц. Так как за баргеста она вообще не волновалась...Ну как, волновалась, но не так сильно как хотелось бы.

0

222

Холодный ветер больно бил в лицо. Всё вокруг излучало напряжение ситуации, а что Акелла? Она стояла закрыв глаза, ожидая уже чего угодно. Ей было всё равно, даже если на неё сейчас нападут и убьют. После слов Кьюби, волчица просто замерла, и внутри у неё всё замерло. Она ожидала последующих действий и если на неё всё таки нападёт Сайрус, она даже сопротивляться не будет. Тишина. Кто не выдержит первым?
Акелла медленно открывает глаза и устремляет их на баргеста, который, как оказалось, уже довольно продолжительное время сверлит её взглядом. "Что он хочет этим добиться?" Под таким пронизывающим взглядом, альбиносу стало как то неловко. Волчица опустила морду и уставилась на свои лапы, как провинившийся кутёнок. Глаза окутала пелена и краснота стала немного отступать, возвращая волчице её настоящий цвет глаз. Этот цвет, как бы утешает, говоря о том, что всё страшное уже позади. Акелла с уверенностью подняла взгляд на Сайруса. Их глаза столкнулись. Ярко-зелёный и огненно-оранжевый. Странное сочетание, правда? Хоть и цвета совсем разные, оба взгляда излучали спокойствие. Глядя на баргеста в груди что-то больно кольнуло. "Что это? Неужели это сердце? А оно у меня есть? Что за глупый вопрос, конечно же есть, ведь оно нужно для жизни... А разве это можно назвать жизнью?" От таких мыслей, голова волчицы разболелась только сильнее.
Альбинос оскаливается во весь частокол зубов и клыков, рыча на саму себя. Опустив морду и продолжая громко рычать, она делает несколько шагов назад. Пламя на взъерошенном загривке начинает полыхать сильнее.

0

223

Баргест всё смотрел на Акеллу, кажется он ждал ответов от неё. Но ждал он достаточно долго, так что, сделав шаг в её сторону, он задал вопрос: - Что здесь произошло?- Голос у баргеста был леденящий, хрипяще-рычащий...Вообщем, как у любого другого злобного существа. Далее, баргест сделал еще шаг, взгляд он от Акеллы не отрывал, а шел спокойно, уверенно. Но! Никакой агрессии даже в помине не проявлял, ибо и так видно, чуть-что сделаешь не так, и начнётся мордоворот. А вот этого Сайрусу очень уж не нужно было!
Смерть тихо наблюдала за тремя волками, бросая взгляды на всех. То на незнакомку, в боевой форме стоящей невдалеке за спиной баргеста, то на Акеллу, к которой подходил Сайрус. Но принимать действий никаких не решалась, всё еще выжидала. Ей было интересно, что же хочет сделать её любимец, уверенно и медленно приближающийся к волчице.
А Сайрус, дабы не нервировать Акеллу, обратился в обычного чёрного волка, глаза сменились цветом на светло-зелёные, шерсть удлинилась, загривок и кончик хвоста перестали пылать, когти уменьшились. Вообщем целом, перед ней предстал тот, кого привычнее всего видеть, обычный Сайрус. Но вот взгляд...Он стал добрее, но не настолько, чтобы прям сказать то что волк был лапочкой любвеобильным. И так, волк почти дошел до волчицы, смотря на неё, их отделяло друг от друга всего шага 3-4, если не больше. Пока-что, было непонятно зачем волк подходит к итак не спокойной Акелле настолько близко. Но видно было, ему плевать на то, что его могут разорвать на месте, плевать на то что ему может угрожать смерть! Он просто шел к волчице...

0

224

Призрак будто ушла из этого мира. Вдруг она рванула с места и вдруг она остановилась. С подветренной стороны ветер нёс незнакомый запах. Призрак рванула в сторону этого запаха.

0

225

Акелла стояла, оскалив пасть и при этом её тело всё ещё было охвачено демоническим огнём. В голове, не смотря на боль, мысли перемешались в одну большую кучу и метались от одной к другой. Большие когти, красного оттенка, на мускулистых лапах, ранее бороздившие под собой землю, сейчас замерли врывшись в почву. Пасть волчицы открыта, выставляя на показ видоизменённый частокол зубов и клыков. При всём этом, самка стояла ровно на месте, она будто окаменела, будто вросла в землю на которой сейчас стояла. Зелёные глаза устремлены на баргеста, а точнее уже на волка, который сейчас стоит на против и буквально буравит её взглядом. Акелла без единого смущения смотрит в ответ, но в её глазах виден скорее страх, нежели что-то ещё. Но это не страх, перед более сильным противником, не страх быть поверженной или убитой, а страх причинить боль волку, который каким-то образом, за пол дня, стал для неё чем-то большим. Но это не только по этой причине, причина была ещё и в том, что ведь именно этот волк взял на себя её долг и именно этот волк за полдня дважды спас её. Именно эти причины останавливали её, чтобы не набросится и не разорвать того, кто только что помешал сделать это с другой волчицей. Он нарушил её планы, а за это обычно надо расплачиваться жизнью, именно так считала волчица альбинос, стоявшая сейчас в демонической форме волка-девятихвостого лиса.
Но вот, не смотря на весь её сейчас настоящий вид, Сайрус с полной уверенностью и спокойствием на лице делает несколько шагов вперёд. Акелла естественно заметив движение занервничала. Она не хотела ранить его, ведь сейчас она не контролировала себя. Сейчас телом белоснежной волчицы управляет никто иной, как самый сильный из сильнейших демонов - Кьюби. На что, Акарра не любит таких моментов, но не смотря на это, он сидел тихо, даже слишком. Но это ведь даже  лучшему. При всей этой ситуации, в теле волчицы остались ещё небольшие остатки разума самой Акелла. Но до них ведь нужно докричаться, но как?
Как казалось альбиносу, Сайрус вообще не думает о своей сохранности. Где его инстинкт самосохранения? Где всё это? Ведь он, не смотря на всю опасность ситуации продолжает идти к волчице. Та, в свою очередь не хочет его ранить, и на последних остатках собственного, волчьего, разума начинает изо всех сил, медленно пятится на зад. Но вот почему судьба так не справедлива по отношению к этой волчице? Почему на её пути вечно что-то встревает? В данной ситуации - это было дерево в которое волчицы упёрлась задом. Прижавшись и, казалось бы стараясь пройти сквозь него, ну или хотя бы вжаться в него, волчица отчаянно рычала, стараясь напугать или предупредить этим рыком, чтобы он к ней не подходил.
Из-за всей этой ситуации, Акелла даже не заметила, что та незнакомка, которая ранее так яростно старалась показать себя, теперь умчалась. Альбиносу казалось, что сейчас существуют только она и Сайрус, медленно приближающийся к ней. Между ними осталось всего-то пару шагов, ну, а что потом? Пламя на загривке волчице полыхнуло с новой силой...

0

226

Что странно, так это, что Сайрус не пытался напугать волчицу, не пытался её ударить. Хотя, прекрасно понимал, то что её телом управляет демон. Не самый лучший, заюотящийся только о том, чтобы физическое его проявление оставалось целым и невредимым, а на чувства физического тела плевать, на её волю тоже плевать. И видно, то что в ответственные моменты, демон самостоятельно решает все проблемы...Через кровь и смерть, и его пропитанная ненавистью душа, отказывается принимать другие варианты решения проблемы.
-Акелла, не пытайся его остановить...Если ты не в силах приручить его, то дай это сделать мне. - Голос чёрного волка был уверенным, бесстрашным. И при том, он прекрасно понимал, тот факт, что если Акелла отдаст управление демону, то тот обязательно нападет, а дальше, его остановит либо смерть "врага" либо его смерть, ну или по крайней мере невозможность сражаться.
-Из-за его прихотей твоя жизнь не удается такой, какой бы ты хотела чтобы она была. Из-за него, ты не можешь принять нужных решений, так как он все берёт в свои лапы. Из-за этого куска слабости, ты не можешь быть собой. Он лишь гость в твоем теле и разуме, а ты его хозяин, хотя...Как видно тут все немного иначе...Он для тебя страх, который ты боишься, которому не можешь противостоять. А ты для него, не что иное как предмет, которым он пользуется лишь для того, чтобы пребывать в этом мире. А предоставляемая им минимизированная свобода, лишь так, необходимость чтобы не вызывать особых подозрений в использовании. Да?...Рыжий? - Весьма дерзкие, но правдивые слова со стороны Сайруса, кажется он напрашивается на бой. И обращены были эти слова, не столько к волчице, сколько к демону. Что же будет сейчас? Нападет? Или отболтается? Или пропадет, оставив разговоры Акелле? Чтобы он не предпринял, Сайрус готов ко всему, а если и будет бой, смена формы плевое и секундное дело.

Отредактировано Сайрус (2014-09-09 14:06:00)

0

227

Становилось холодно. По всей округе веяло морозом, от чего многие хищники, а также их жертвы попрятались кто-куда. От такого мороза мог содрогнуться любой, но только не Акелла. Волчица всё продолжала вжиматься в дерево, стоящее позади неё и мешающее её отступлению. Белоснежные уши самки были прижаты к голове, хвост поджат к задним лапам, а пасть слегка приоткрыта, выставляя на показ частокол белёсых клыков, служащих настоящим оружием смерти. Огонь окутывающий тело самки продолжал полыхать, опасные языки пламени играли с густой шерстью самки. То состояние, в котором сейчас пробывала зеленоглазая, обычно называли боевой формой, но только лишь настоящие знатоки могли с уверенностью сказать, что это одержимость демоном, но в случае белоснежной - демонами. Если говорить исключительно о демонах, то можно было сказать, что особую активность проявлял только девятихвостый лис, именуемый себя Кьюби, а так же демон пожиратель душ - Акарра. Собственно говоря об Акарре - это демон, по легенде, имеющий облик оборотня, хотя сам больше похож на волка, только с видоизменённым строением тела. Первоначально, его именовали как "Акарра - пожиратель людских душ", хотя он был не прочь полакомится и волчьими, или же любыми другими... Но не смотря на всё то, что о нём говорят, он довольно спокойный, по крайней мере спокойней любых других демонов, что были в белоснежной самке. Он, в отличие от других, знал когда надо применить силу, а когда промолчать.
Акелла продолжала громко и злостно рычать, угрожая волку напротив. От всей нервозности, что сейчас излучала белоснежная особа, у неё начал дергаться правый глаз, а посему, она сейчас стояла как псих на гране срыва.
-"Аки, перестань психовать." - Раздался спокойный, тихий, полу рычащий голос над головой самки. Однозначно это был голос Кьюби. И он звучал как-то... Заботливо?
-Прости... - Тихо и как будто провинившийся волчонок, она поджала к лапам пушистый хвост, ушки-локаторы были прижаты к голове, а морда слегка опущена, собственно как и взгляд, который вонзился в землю. Пламя отступила от тела самки и теперь она стояла в своём обычном обличье. Но вот какое из обличий более обыденное для неё? Обличье демона или же волчицы?
Снег уже сыпал весь день, лишь только затихая или же усиливаясь, заметая собой землю. Но теперь пушистые белые снежинки теперь прекратили свою тираду, а на их место пришёл холодный дождь. Большие капли холодной жидкости падали с неба вниз, ударялись об листья деревьев, кустов и стекая "камнем" рушились на землю. Падал на две тушки, стоявшие друг на против друга. Сайрус высказывал самке всё, о чем думает. Но он глубоко заблуждался...
-Ты ошибаешься... Моя жизнь зависит от него. Кьюби нельзя вытащить из меня, ведь он и если его вытащить, то я умру... - Тихо прошептала Акелла.
-"Не зарывайся, щенок! И не смей подходить к ней!" - Грозное рычание лиса разнеслось на всю степь, и обращение это было направлено в сторону волка. - "Она всегда всё решает сама. - Легкие очертания и бледно-рыжее свечение говорило о том, что его дух стоит рядом с самкой.

0

228

Сайрус закрыл глаза и опустил немного морду, видимо о чём-то думал, а когда взрычал демон, волк не шелохнулся, только уши чутка дёрнулись. Простояв несколько секунд в таком положении, волк резко поднял голову и открыл глаза. Но...Светло зелёными они не были, они были чисто белые, с небольшим свечением.
-Смерть...-Прошептал чёрношкурый смотря в никуда. После слов он особо не двигался, как будто замер во времени.
-Я поняла тебя, Сайрус...-Сказала женщина, и взмахнув косой стала смотреть дальше. Но теперь она наблюдала за всем, из зелёного, большого шара в руках. А от Сайруса в мире духов спокойно отошел баргест, чёрная короткая шерсть отблескивала от языков пламени что заменяли ему гриву. Баргесту свойственен физиологический оскал масти, так что морду попроще он сделать не сможет. И как видно, баргест встал напротив рыжего демона, при том, когда он двигался, то на снегу оставлял отпечатки лап.
-Давненько мне не давали говорить...-Каждый мог услышать зловещий голос...Утробный, чем-то даже...Гипнотизирующий...Он вроде был и притягательным, но в тоже время отталкивал. Этот голос имел баргест, тот, что должен молчать с древних времён. Но иногда, Смерть жалеет его, и даёт право голоса. Вот и сейчас, по просьбе Сайруса, она дала ему право свободно двигаться и говорить.
- И так...-Баргест поднял голову, вдыхая в себя морозный, украшенный запахом дождя воздух. Потом, баргест исчез, как будто его разрезали в различных местах. Но, чёрный призрак появился возле рыжего демона. - Кьюби...-Но сказав имя, призрак исчез, появившись уже морда к морде возле рыжего. - А чего это ты разглаголился то? Заткни свою пасть, и чтобы я больше не слышал в наш с Сайрусмо адрес таких дерзких выпадов. А то...Вот этой белошкурой...-Чёрный демон мордой указал в сторону волчицы.- Влетит...И не от Сайруса, а чисто от меня и от моих когтей. Я ясно выразился? - Баргест исчез, но вновь появился возле Сайруса, наблюдая за рыжим демоном. Может Сайрус то его особо и не видит, или просто не хочет замечать, но духи то друг друга прекрасно видят.

Отредактировано Сайрус (2014-10-25 13:37:29)

0

229

Ежевика и её мать жили в лесу не далеко от степи. Из-за сильного грохота перепуганная мать подбежала к ежевике и стала толкать её вырытое убежище. Ежевика сопротивлялась. Чтобы понять зачем мать её туда толкает, Ежевика впилась лапами в землю и задёрнув голову наверх, чтобы видеть морду матери, спросила:
-А мы идём домой из-за этих странных звуков? - спросила она. Ежевика ещё не отошла от игры с хвостом, и поэтому в её ярко-голубых глазах играл задорный огонёк.
-Именно так. - испуганно ответила мать и быстренько осмотрелась.
-А вдруг там нет ничего страшного? - спросила малышка.
-Вдруг, но лучше не рисковать. - ответила мать и схватив дочь за загривок потащила в нору.

  Там вымотанная мать быстро уснула, а любопытная Ежевика получила шанс увидеть своими глазами то, что ей не разрешала увидеть мать. Маленькая волчица перепрыгнула через мать и вскоре выбралась из убежища. Она со всех лап, горя от любопытства, помчалась к степи. выглянув между веток куста, она увидела странную картину,которая её неумолимо притягивала:
была белая волчица, на шкуре которой играли яростные языки пламени, был волк с абсолютно пустым взглядом, была ещё одна волчица, довольно таки страшная, которую я описывать не возьмусь.она на огромной скорости мчалась через степь. Притяжение этого всего работало на славу: Ежевика прижавшись к земле ползла не к одной из волчиц, а к волку с пустым взглядом, она не понимала что, но было в нём что-то, что Ежевика стремилась увидеть...

0

230

Реальность отодвинулась на второй план. Акелла стояла, словно окаменевшая, не производя ни единого движения. Казалось, что самка даже дышать перестала. Ярко-зелёные глаза волчицы, в которых не читалось ни чего, кроме какой-то пустоты и отрешённости, но, тем не менее, её взгляд был устремлён на  волка напротив. Она как будто пыталась его остановить лишь одними глазами, хотя вполне понимала, что это было, фактически, невозможно. Она уже не обращала внимание на девятихвостого лиса, что стоял поодаль от неё. Она смотрела только на Сайруса, а вес остальной мир, будто перестал для неё существовать. Белоснежная понимала, что ещё несколько секунд, и она попросту сорвётся…
Кьюби стоял, молча наблюдая за действиями, которые производил баргест. Равнодушный взгляд лишь иногда переходил немного левее, дабы убедится в целости и сохранности волчицы, чтобы знать, что ей не что не угрожает. А в остальном за неё демону не было страшно, ведь он сейчас явился лишь неосязаемой частицей, обычным духом, главное его тело и сама плоть была заключена в эту самую самку. Когда-то давно он уже пытался вырваться из неё, разорвать цепи, что держат его, но в конечном итоге чуть не угробил себя, да и её в тот день не слабо зацепило, с того самого момента, он раз и навсегда запомнил одну вещь: Они зависят друг от друга. Собственно поэтому, он старается защищать её ото всех. Эгоизм? Когда-то, он мог непоколебимо сказать – да! А что сейчас? Сейчас он защищает её не ради собственной сохранности. Ему было тяжело признаться даже самому себе, но он уже привык к этой волчице. Помимо душевных цепей, что сковали их воедино, было что-то другое. Только вот что?
-Хоть один “тявк” в её сторону и ты своего щенка уже никогда не соберёшь по кускам. – Зло прорычал лис, оскаливая пасть от злости.
Он никому не позволит причинить Акелле боль. Никому! Сделав пару шагов в сторону, он, бледно-рыжим призраком оказался совсем рядом с волчицей, обдавая ту могильным холодом. Присаживаясь рядом с ней, он полу-прозрачным  боком прикоснулся к белоснежному, от чего самка слегка вздрогнула, но почти сразу же приобрела спокойствие. Кьюби глухо и коротко рыкнул, оскалив пасть и вздыбив шерсть на загривке. Все девять хвостов, еле различимых в свете дня, будто сошлись в танце, они переплетались, топорщились и вальсировали. Когти, непропорциональные мускулистым лапам, терзали землю под собой, оставляя далеко не маленькие борозды. Язык девятихвостого лиса, слегка раздвоенный на конце, мерно облизал частокол клыков, совсем не свойственных лису. Он показывал всем своим видом, что он никого не подпустит к Акелле.
Волчица, в свою очередь, даже не обращала внимание на Кьюби, но несмотря на её отрешённость в данный момент, всё же слышала слова и его и баргеста. Она ни капли не боялась, хотя вполне следовало бы. Почувствовав прикосновение к себе, она слегка вздрогнула. Всё же на несколько секунд она оторвала взгляд от Сайруса и перевела его на сидящего рядом с ней демона. Один только вид девятихвостого лиса, заставлял ужаснуться. Акелла вполне понимала, что если сейчас что-нибудь не предпринять, то это выйдет боком. Для всех. Кьюби был на гране срыва, и она это осознавала. В голову ударила жестокая реальность, наваливаясь на сознание самки огромным комом и отдавая болью. На уме крутилась лишь одна мысль, которую она должна была привести в исполнение. “Что-нибудь предпринять!” – билось в разуме самки.
На ум ничего не шло. Что она должна сделать? Ответ пришёл в виде мысли, но явно не её. Пожиратель людских душ, то бишь Акарра, очнулся ото сна. Его решение было вполне подходящим.
Волчица уверенно встала с холодной земли и медленными шагами зашагала в сторону Сайруса. Краем глаза, она заметила движение справа от неё. Как оказалось, это была маленькая волчица, совсем ещё волчонок. Но осознание этого пришло с неким запозданием, поэтому, Аки успела всё же окутать свою тушку огненно-рыжим пламенем. Всё произошло, как и в тот самый раз: Огонь полыхнул на загривке, а после быстро окутал всё тело, придавая ему угрожающие очертания. Но на этот раз всё произошло значительно быстрее.
-“Успокойся”. – Гипнотизирующий голос Акарры, раздался в голове у самки, придавая ей больше уверенности.
Пламя отпустило волчицу, не продержавшись и секунды, уносясь ввысь, а там медленно тлея и растворяясь. Шаги Акеллы были медленными, она шла, стараясь не провоцировать обе стороны. Пройдя так ещё несколько шагов, она остановилась, совсем рядом с Сайрусом. Стоя задом к Кьюби, её белоснежная мордочка оказалась в нескольких сантиметрах от чёрной. Она подалась чуть вперёд, чтобы её пасть была наравне с ухом волка.
-Останови всё… - Тихий шепот донёсся от губ волчицы, так спокойно и тихо, чтобы её слышал лишь он.

0

231

Сайрус всё так-же стоял с пустыми, белыми глазами, которые смотрели просто вперёд. Могло показаться что смотрит то он на волчицу, но лишь стоило ей двинуться в стороны, как сразу понятно точно не на неё смотрит. Баргест стал расхаживать вокруг черныша, наблюдая за демоном и волчицей. Было прелестно видеть как демон всем своим естеством показывает что заведён как игрушка на ключике, и пока механический моторчик в пятой точке тихо будет тарахтеть, этот рыжий комок ненависти будет все больше и больше строить из себя хрен знает что...Боже...Ми-ло-та!
Баргест вильнул хвостом с пылающим кончиком, осматривая двоих, но тут раздался голос демона.
-Хоть один “тявк” в её сторону и ты своего щенка уже никогда не соберёшь по кускам. – Высказал рыжий, да так злобно корча свою морду. Еще чуть-чуть, и баргест может посмеяться над нелепостью вида сие представителя многохвостых.
-Еще! Давай! Больше, больше эмоций! Злись!!! Да-а-а! - Баргест стал подстёгивать лиса к злости, чтобы он прям воспылал ей, чтобы был на грани обратить свои эмоции в неотвратимые действия. Но нет, остался сидеть, зато волчица, уверенно, без дольки страха стала двигаться к Сайрусу. Чёрное, пылающее существо это заинтересовало, и тот подошел поближе, наблюдая за поведением самки. Даже на маленькую проблему под названием волчёнок, баргест не обращал внимания. Он был сосредоточен на волчице, которая увидев того самого волчёнка, воспылала...Странная какая, на бедное дитя так реагировать...
Вот они уже в сантиметре своими носами друг от дружки, потом она сделала еще пол-шажочка. И её мордочка оказалась возле уха Сайруса. И такой тихий, нежный шепот произнёс всего два слова - "Останови всё...". И знаете, баргест этого не услышал, вновь изрезавшись на частицы, он исчез, возвращаюсь в полудремлящее состояние в волка. Смерть услышала просьбу волчицы, и Сайрус очнулся, заметив рядом что-то белое и пушистое, волк повернулся и уткнулся модой почти в ушко самки. Поняв кто это, Сайрус заметно и заметно удивился, а еще покраснел, только тёмная шерсть этого не показала...

0

232

Акелла всё продолжала стоять возле Сайруса. Пушистая белоснежная щека легко прикасалась к тёплой щеке волка. Ярко-зелёные глаза самки были плотно закрыты, таким образом, она старалась просто забыться, забыть, что сейчас происходит и просто погрузится в себя. Но почему-то это никак не удавалось сделать. Обычно, сознание волчицы отходило от реальности лишь в некоторых случаях, но они происходили, как всегда в самый неподходящий момент. А что сейчас? А вот сейчас, как назло, подсознание не хотело расставаться с реальностью. А возможно, что всё это связано с тем, что объект, из-за которого волчица уходила в себя, в данный момент стоял позади, чуть поодаль от неё. Да и Акарра, как на зло, ни в какую, не хотел связаться с белоснежной самкой. Тело Акеллы заметно напряглось, она просто уже не осознавала, что сейчас происходит. Она просто старалась догадаться, что происходит вокруг с помощью слуха, из-за чего её белоснежные ушки то и дело крутились в разные стороны, напоминая этим движением локаторы, стараясь вслушаться в любой шорох. Но было слышно лишь бушующего позади Кьюби, который явно выходил из себя.
К слову говоря о девятихвостом лисе. Она злился. Да что там злился, он сейчас был в самой, что ни на есть, ярости. Его жутко бесил тот факт, что Акелла проигнорировав его старания и его отчаянные попытки защитить её, молча пошла к этому щенку. Хотя сам лис сидел, продолжая игнорировать тщетные попытки баргеста взбесить его сильнее. А  если сказать точнее, он даже не смотрел на него. Всё внимание кроваво-красных глаз было устремлено лишь на белоснежную волчицу, которая, как казалось рыжему демону, так сладко прижималась к самцу. Что она такого нашла в нём?!  Удлинённые уши рыжего призрака дрогнули, так как до них дошел тихий шёпот самки. Дойти-то, он дошёл, но вот самих слов рыжему демону не удалось разобрать. Бесил один уже тот факт, что Акелла что-то сказала Сайрусу, при этом скрыв это ото всех. Даже от него. В особенности от него! Кьюби издал злостный рык, быстро вскакивая на все четыре мускулистые лапы и готовясь, бросится в бой и разорвать этих гадов. Пасть девятихвостого была приоткрыта, выставляя напоказ большой частокол, состоящий из удлинённых клыков и крепких острых зубов, среди которых торчал раздвоенный кончик языка. Мускулы заиграли под слоем рыжей шкуры, когда их обладатель припал к земле, готовясь к прыжку. Краем глаз, Кьюби успел, отметь то, что баргест куда-то исчез. Неужели спрятался и затаился? В бою всегда самое страшное не сама битва, а ожидание и неожиданность. Когда не знаешь, откуда может выпрыгнуть и напасть твой противник, особенно, когда ещё не до конца знаешь его способности и силу. В частности, лис не особо заботился о баргесте, ибо этот демон не мог причинить ему вреда, ведь, как было сказано ранее, Кьюби сейчас был неосязаем. Но при большой надобности, он мог с лёгкостью в любой момент обратиться в свою настоящую форму. Итак, рыжий демон припал к земле и замер. Лапы девятихвостого были настолько сильно напряжены, что если приглядится, то, не смотря на его полупрозрачный вид, можно заметить, как по венам комками бежит загустевшая кровь, а жилки пульсируют. Оставалось только выждать момент, когда они оба отвлекаться. Но особо долго ждать не пришлось, так как чёрный волк уткнулся в густую белоснежную шерсть Акеллы. Пожалуй, это было последней каплей. В груди демона что-то болезненно сжалось. Неужели это… Ревность?! С глухим рыком, рыжий призрак сорвался с места, оставляя на земле борозды от больших когтей. Сейчас его просто изнутри раздирало от злости. Как он мог позволить, приблизится кому-то к этой самке, к своему носителю?! Лапы демона быстро передвигались по холодной земле, но происходило все это значительно не долго…
Почувствовав прикосновение к себе, Акелла мелко вздрогнула и быстро открыла глаза. Привыкнув к тьме, они не сразу сфокусировались при ярком дневном свете, от чего изображение реальности слегка поплыло. Через несколько секунд, до неё медленно стало доходить, что же сейчас происходит. Не поворачивая головы, глаза самки забегали, изучая обстановку вокруг себя. Как оказалось, чёрного демона, то бишь баргеста, уже не было. А что же тогда это было за прикосновение? В зону видимости зелёных глаз попалась угольно-черная шерсть. Она была совсем близко. А точнее, он. Неужели, это прикосновение было вызвано Сайрусом? Белые треугольники-ушки прижались к голове самки, а пушистый хвост поджался, выдавая смущение своей обладательницы. Но тут, в голову ударила реальность. Так как она продолжала стоять спиной к рыжему демону, это и вызвало то, что она его не заметила. А зря… Почувствовав, движение сзади, она хотела было развернуться, но почему-то так не хотелось уходить от тёплого прикосновения Сайруса.
-Кьюби. Место. – Всего два слова, произнесённые с равнодушием и хладнокровием, в которых промелькнули нотки приказа.
Ну и конечно, он не смел, не подчиниться. Затормозив на полу-прыжке, полу-прозрачное теле и вовсе растворилось, оставляя за собой клубы леденящего пара. Акелла вновь окинула взглядом Сайруса, а потом, всё еще немного смущаясь, осторожно ткнулась мордочкой в густую и тёплую шерсть на шее самца.

0

233

Черношкурый замер на месте, он не двигался, даже уши особо не двигались. Он знал что такое полная тишина, так что хаотично не пытался услышать хоть единый звук. А еще...Самка эта, так рядом...Да что там, морда Сайруса находилась в шерсти Акеллы...В другом бы случае, волк бы просто медленно отвернул морду в сторону, приопустив немного, а потом бы уж удалился восвояси...Да, наверное Сайрус так сделает, но всё же что-то заставляет его такой поступок не совершать. Что-то подталкивает к тому, чтобы просто стоять рядом с этой самочкой. Взгляд волка был направлен выше холки волчицы, куда-то вдаль. Но странное чувство заставило его посмотреть за спину белошкурой, оно же и сказало что там что-то двигается. Пока не сильно, слабо так...Но веяло яростью, а такое чувствуется не в пример отлично. Потом же в голову дарила мысль, то что это демон, как же его...Кьюби? Да, вроде он...Один единственный, ревностно ненавидящий Сайруса, комок рыжего пушка. И то, эта мысль скользнула в голову волку от баргеста, тот его успел невзлюбить хорошенько. Да и почему-то, не взирая на возраст демона, считал его...Щенком. Ну хотя, оно и понятно, баргест полу-дух, при том достаточно древний, чтобы считать всех остальных просто жалкими и несчастными первенцами. Именно от него передалось то спокойствие, коим обладает Сайрус. Да уж....Жизнь белого волчёнка изменилась просто из-за обычной забавы...После которой он угодил в чашу с какой-то странной, тёмной жидкостью, извозившись в ней полностью.
То же чувство вновь заставило глаза волка скользнуть в сторону, чувствовалось движение, и запредельная ярость. Движения чувствовались чуть сильнее, значит можно предположить что дух что-то делает, а не просто вертит головой. И тут, движения духа стали отчётливы, баргест усмехнулся про себя, рыжий побежал. Ярость из него так и пёрла, и кажется пламегривый знал, как можно этого Кьюби выбесить, просто, нужно почаще Сайруса подталкивать к тому, чтобы он был совсем рядом с Акеллой, прямо к сейчас.
А меж тем, Сайрус отвёл взгляд в сторону, уши не прижимал, не двигал ими даже. Морда вновь угодила в пушистую, белую шерстку волчицы. И в груди у него что-то сжалось, и это был не страх, ни злость, ни горе...Это было, что-то приятное, даже душу греющее. Но баргест притушил это чувство, известив о том, что за секунду до кое-какого происшествия, займёт место волка. Но потом, баргест вновь усмехнулся. Рыжий исчез, по крайней мере движения от него не было, и потоки ярости растворились. А всё почему? Потому что волчица произнесла слова...Всего два, слова...Два! Но с таким хладнокровием, уверенностью, что дух поджав хвостик, как щеночек убежал. Неплохо...Умеет же, когда хочет быть серьёзной.

0

234

всем привет)

0

235

ау

0

236

есть кто живой?

0

237

*печалька*

0

238

привет)

0

239

Ооками написал(а):

привет)

Предупреждаю первый и последний раз! В этой локации идёт игра, здесь Вам не флудильня! Для вида данных обращений в виде постов, направленных игрокам данной ролевой, есть специальная тема. Для особо доходчивых объясняю - "Флуд"! Увижу ещё, хоть один раз, подобное, вылетите с сервера!

0


Вы здесь » Дикие волки » Поля » Красная степь